Все статьи

Мало что отражает реальное состояние картины мира так, как совокупность действующих в проектировании, строительстве и градорегулировании нормативно-правовых документов. К ним относятся федеральные законы, прежде всего Градкодекс и законы о техническом регулировании. Кодекс определяет круг участников градорегулирования, их права, обязанности и процедуры взаимодействия. Суть закона о техрегулировании отражена в его названии. 

На основании этого закона формируется комплекс государственных стандартов (ГОСТов) и Сводов правил (СП или бывших СНиПов) преимущественно обязательного исполнения. Особую группу серьезных документов составляют санитарные правила и нормы (СанПиНы), которые защищают интересы потребителя и за исполнением которых следит Роспотребнадзор. Помимо норм и правил, известных с советских времен, корпус нормативно-правовых документов дополнился в последние годы разного рода новыми стандартами, регуляторами федерального уровня, но менее жесткого свойства, чем ГОСТы. В первую очередь это образовательные и профессиональные стандарты, в т. ч. определяющие задачи и статус архитектора и градостроителя.

Федеральные регламенты дополняются региональными и ведомственными, отраслевыми, нормативами обязательного исполнения, которые уточняют, конкретизируют содержание более высокого уровня документов, не посягая на их принципиальные основания.

Корпус норм и правил обязательного исполнения всех уровней дополняется значительным объемом регулирующих актов, используемых на добровольной основе. Принято считать, что добровольно принимаемые ограничения часто становятся предвестниками будущих обязательных. При этом даже самые тяжелые ограничения можно обойти, подготовив и согласовав специальные технические условия (СТУ) т. е. обоснование отступлений. Именно растущий массив СТУ и гигантский механизм государственной и негосударственной экспертизы, все с большим трудом загоняющий в жесткое нормативное лоно решения, рождаемые реальной жизнью, — прямое подтверждение несовершенства действующей системы.

Несовершенство российской нормативной базы и бюрократических процедур обнаруживается в ситуациях, требующих сделать нечто соответствующее мировым стандартам к определенному сроку. Строительство объектов Сочинской олимпиады и объектов к конференции стран АТЭС во Владивостоке потребовало отмены российских правил специальным постановлением правительства.

Согласно базовой доктрине техрегулирования документы обязательного исполнения в первую очередь направлены на обеспечение безопасности. Хотя само понятие безопасности не раскрывается, нет сомнений, что проблема эта понимается как узкотехническая или технологическая.

Первое, что бросается в глаза при сопоставлении Градкодекса с системой техрегулирования, — разная природа документов. Градкодекс –– продукт либерального мировоззрения, причем скорее североамериканского, чем европейского толка, мировоззрения, бенефециаром которого является девелопер или заказчик-застройщик. СП (СНиПы), ГОСТы и СанПиНы, регламентирующие «физику» города и села, материалы, из которых они сделаны, — документы сугубо консервативного свойства, почти не отличающиеся от их советских предшественников.

Те, кто писал Градкодекс, или не задумывались о физических последствиях закона, или осознанно стремились исключить те ограничения для девелопинга, которые прописываются в американских кодах и зонировании — документах, существенно отличающихся от российских СНиПов. В свою очередь, те, кто занимается актуализацией СНиПов, ГОСТов и СанПиНов, забыли о том, что время Госстроя и социалистических отношений в практике градорегулирования давно ушло.

Содержание нормативно-правовых документов отличается различной направленностью — социальной или технической. Продукты и процессы, имеющие отношение к городу, рассматриваются в первую очередь как объекты технического регулирования. Основной массив российских правил, норм и стандартов содержит методики расчетов, предельные нагрузки, характеристики материалов, описания конструкций, технологий, оснований, фундаментов, стен, перекрытий, кровли и т. д. и т. п.

Производственный, технический уклон российских строительных правил и стандартов пришел из советского времени. В конкурентной экономике регламенты — условие соперничества. В отсутствии конкуренции регламенты — инструмент борьбы с неминуемо падающим качеством продукта. Интеллектуально насыщенная, ответственно и профессионально выполненная работа, невзирая на риторику, в советские времена постепенно утрачивала смысл. Снижение качества стало реальной проблемой и не просто чертой, но условием существования социалистической экономики. Трудовые армии создавались не во имя качества. Первыми жертвами социалистического отношения к труду стали сельское хозяйство и строительство, последней, уже по инерции, святая святых — военно-космическая отрасль. Строительство в странах-конкурентах, независимо от того, строится небоскреб для транснациональной корпорации или семейный коттедж, ведется индустриальными методами и является областью высоких технологий и высоких квалификаций.

Интересы подрядной отрасли в окружающем мире давно сместились от количества, которое оказывается не так уж сложно достижимым, к качеству — туда, где важны тип продукта и его характеристики. Россия почти полностью сменила автопарк, пересев на современные автомобили, но продолжает жить в квартирах — современниках третьей модели жигулей.

Приватизация гигантов советской строительной индустрии сопровождалась своего рода приватизацией нормативно-правовой базы градорегулирования и строительного регулирования. В итоге тщательного отбора заимствований из мировой практики и советского наследия был составлен некий комплекс законов и регламентов, полностью соответствующий интересам застройщика или девелопера, которому власть практически уступила свои права.

Российский застройщик, в отличие от своего зарубежного коллеги, вправе заниматься и изысканиями, и проектированием, не боясь обвинений в конфликте интересов, не позволяя архитектору отстаивать общественное благо, а изыскателю исключать возможные риски.

Нынешний российский застройщик и в кризисные, и в тучные времена равно заинтересован в сохранении консервативной, основанной на жестких предписаниях нормативной базы. Эти нормативы защищают его от конкуренции со стороны новых производителей, не требуют модернизации производства и одновременно снижают ответственность за базовые параметры конечного результата. Названные обстоятельства существенно тормозят переход на параметрическое нормирование, при котором устанавливаются целевые характеристики и параметры, а не предписания в отношении деталей и процедур.

Российские нормативы не вмещают, а скорее отталкивают то, что касается эксплуатации, энергосбережения, расходования ресурсов и так называемых зеленых технологий. Упорное, почти двадцатилетнее сопротивление приходу «зеленых» технологий и стандартов, тех стандартов, которые полностью изменили мировую практику проектирования и строительства, — несомненное «достижение» российского стройкомплекса, упорно сопротивляющегося так называемой модернизации, т. е. серьезным изменениям. Правила и нормы обязаны обновляться. Главным в современном мире становится сам процесс обновления, который с большим трудом встраивается в отечественную практику. Технические правила, нормы и стандарты должны регулярно меняться каждые 5–10 лет в связи с появлением новых технологий, нового оборудования, программного обеспечения и т. д. Медленнее, каждые 10–25 лет, происходят изменения иного рода, связанные с моральным старением, известным автомобильному рынку и мало знакомым рынку строительной продукции.

Социальные, человеческие, потребительские свойства домов и квартир и т. п. в системе технического регулирования задаются ограниченным числом документов, в числе которых типологические СП, СП «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений», СанПиНы, касающиеся планировки и застройки. Именно в этих бумагах, в отличие от тех, что носят сугубо технический характер, содержится ответ на вопрос не только «как?», но и «что делать?». Ответ на этот вопрос, предлагаемый новыми российскими регламентами, практически не отличим от того, который давался при советской власти полвека назад. Современный идеальный, нормативный российский город является вновь построенным, а не реконструируемым, состоящим из отдельных функциональных зон и микрорайонов, городом крупных промышленных предприятий, городом гомогенным, т. е. одинаковым в центре и на краях, городом, где нет четкого различия между магистралями и улицами, где нет места малому бизнесу, арендному жилью, компактному центру, встроенным учреждениям обслуживания, малоэтажной и коттеджной застройке и многому другому, что отличает сегодняшний город от позавчерашнего. В нормативном городе нет выбора и разнообразия, нет признания прав жителей на разный образ жизни. Выбор в соответствии с СП остается за застройщиком.

Нормативная модель российского города, имеющая скорее утопическую, нежели реалистическую природу, полностью игнорирует факт огромных объемов пригородного строительства и популярности ИЖС, объемы которого составляют половину от всего вводимого в России жилья. Это неорганизованные скопления частных домов, построенных кустарно, неумело и, в соответствии с положением о необязательности экспертизы и профессионального проектирования малых сооружений, совершенно бесконтрольно. Огромные средства и усилия, вкладываемые сегодня гражданами в строительство собственных домов, оказываются малоэффективными. Сделанные на основе некачественных проектов или без проектов, неквалифицированными исполнителями, такие дома, как правило, лишены перспектив капитализации. Полностью утраченная за годы советской власти культура частного жилого дома может быть постепенно восстановлена только с введением стандартов, которые не просто способны сделать дом пригодным для нормального, безопасного проживания, но гарантируют ему адекватную и устойчивую рыночную цену.

Советская социология занималась конструированием и моделированием идеального города и идеального человека. При этом круг советских социальных регламентов, на основе которых формировалась очередь на жилплощадь, определялось число коек в больницах и мест в театре, был существенно шире, чем сегодня, а их статус заметно выше. Наличие строгих и определенных регламентов и стандартов доступного и комфортного жилья, детских учреждений, учреждений для престарелых, т. е. стандартов, защищающих интересы наиболее нуждающихся, определяющих некий уровень, границу, ниже которой опускаться недопустимо, — признак и обязанность социального государства. Вполне объяснимое падение интереса к советской социологической науке не объясняет очевидной недооценки, казалось бы, необходимого качественно нового знания об обществе, очевидном разнообразии потребностей и возможностей и реальном состоянии городов, сел, жилья, соцкультбыта и т. д.

Отсутствие стандартов социального жилья дополняется отсутствием стандартов жилья коммерческого. Если в странах-конкурентах социальное жилье в соответствии со стандартами последовательно сближается по своим характеристикам с жильем коммерческим, то в отечественной практике в отсутствие стандартов коммерческое жилье с успехом производится из советского социального, что открывает широкие возможности для российского девелопмента.

Около трети национального жилого фонда России лишено полного набора необходимых удобств вроде водоснабжения, канализации и теплоснабжения, более половины всех площадей нуждаются в ремонтах разного рода. В среднем на каждого россиянина приходится меньше одной комнаты, а присутствие трех поколений родственников в одной квартире не вызывает удивления. Системная работа с этим массивом вопросов и задач практически невозможна без четких социальных стандартов, определения того, что считать допустимым и правильным. 

Крайне рискованной является неопределенность в оценках того, что есть аварийное жилье. Можно ли вообще считать жильем то, где находиться недопустимо? Аварийное состояние, как и другие социально значимые показатели, в каждом городе и регионе определяются по-своему, а введение стандартных методик может вывести за пределы национального фонда его значительную часть, являющуюся некондиционной.

Андрей Боков "Город-гибрид. О социокультурных предпосылках формирования российского пространства"

I. Картина мира
II. «Треугольник» и «элита»
III. Менеджеры и архитекторы
IV. Отраслевое и территориальное
V. Генплан и ПЗЗ
VI. Нормы, правила, стандарты
VII. Время остановилось
VIII. «УРБО» и «АГРО»
IХ. Фавориты и изгои
Х. Две среды жизнедеятельности
XI. Стиль элиты
XII. «Три цвета времени»

Работа выполнена в Научно-исследовательском институте теории и истории архитектуры и градостроительства (филиал ФГБУ «ЦНИИП Минстроя России» НИИТИАГ)

Источник:    https://ardexpert.ru


Комментарии

Что бы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите на сайт.